Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

    


Официальный сайт
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
  Телеграм канал


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
Манифест КП

Манифест  коммунистической партии



Темы
В партии [38]
Учеба, теория [79]
История [80]
Классовая борьба [149]
Освободительное движение [110]
Международное коммунистическое и рабочее движение [218]
Пламенные революционеры [9]
СССР был. Будет Всемирный Советский Союз! [43]
О ленинизме и Ленине [9]
О "сталинизме" и Сталине [34]
Лицо капитализма [376]
Борьба с империализмом и фашизмом [22]
Мировая экономика и политика [89]
Оппортунизм [124]
Церковь и религия [28]
Наука и культура [20]
События в мире [98]
События на Украине [11]
Публицистика, информация [131]
Аналитика [31]
Дискуссия [24]
Сатира [15]
Кинозал [36]
Опорс
Что читать

Манифест  коммунистической партии


О диалектическом и историческом материализме

И.В. Сталин


 Английские корни немецкого фашизма

М. Саркисянц

 

Судебный отчет по делу антисоветского "право-троцкистского блока"


 Тайны "голодомора"

Миронин С.


 Москва 1937

Л. Фейхтвангер


 Сталин и деньги

А.Г. Зверев


 Великий оболганный Вождь. Ложь и правда о Сталине

И.В. Пыхалов

Статистика

Главная » Статьи » Учеба, теория [ Добавить статью ]

​​​​​​​О правильной поклейке ярлычков, часть 4

О правильной поклейке ярлычков,
часть 4

Александр Хайфиш

Часть 4/1Часть 4/2.

IV.12. Классический меньшевизм. В принципе, я уже описал его выше, но рассмотрим наш классический отечественный пример более подробно. Меньшевик изначально декларирует верность марксизму и делу революции, но как доходит до практики, сразу выбирает путь наименьшего сопротивления и наибольшего личного удобства и выгоды: отказывается строить революционную партию на принципах дисциплины и централизма; взрывается бурей возмущения и заводит закулисные игры, когда проигрывает в демократических голосованиях; в первой русской революции стремится идти в охвостье крупной буржуазии, выдвигает в качестве революционной умеренную буржуазную программу и скисает после первых же поражений революции; в послереволюционный период уже не хочет никакой нелегальной деятельности, а то царизм по попке больно надаёт; после начала империалистической войны горой встаёт за родное национальное правительство; после прихода к власти продолжает старую политику капиталистов; а после настоящей социалистической революции пытается её уничтожить в союзе с буржуазией. То есть люди начинают как марксисты, продолжают как народники и соцдемы, а заканчивают как махровая правашня. Заметим, что этот путь типичен: его проходят и организации, и тем более многие индивидуумы; другое дело, что на завершающей стадии именовать себя марксистами и хотя бы номинально обращаться к левым идеям они чаще всего перестают, а значит, перестают быть даже и меньшевиками.

Как видим, и это направление не просто неустойчиво, но как бы есть воплощённая неустойчивость по самой своей глубинной сути: это кривая, но надёжная дорожка от какой-то там революции и строительства нового мира всё в тот же привычный и уютный капитализм.

IV.13. Троцкизм. В чеканной формуле «троцкизм есть меньшевизм, прикрытый революционной фразой» вся сущность троцкизма выражена до дна, хотя непосвящённому человеку кажется, что определение это вроде бы ни о чём. Но у троцкизма действительно нет никакого постоянного идейного содержания, кроме культа Троцкого и взятых из последних 15 лет его деятельности фанатичного бюрократоборчества, ненависти к Сталину и к Советскому Союзу. Именно поэтому существует миллион разновидностей современных троцкизмов, именно поэтому «троцкизм» – часто одно из самых бессодержательных обзывательств в левой тусовке, именно поэтому сам Троцкий постоянно говорил одно, потом делал другое, а после этого писал что-то совершенно третье. Для примера – сегодня он хочет организовать трудовые армии, завтра бьётся в падучей из-за «чрезмерных» темпов индустриализации и призывает распустить колхозы; сегодня он горячий борец за коммунистические идеи, завтра обещает устроить мятеж в Москве, как только Гитлер нападёт на Советский Союз; сегодня он меньшевик и кроет Ленина последними словами, завтра корчит из себя лучшего большевика, послезавтра собирается разоблачать преступления большевизма перед комитетом по антиамериканской деятельности. Но зато всё всегда выражено в очень эффектной, крикливой и революционной форме. Главное – поза, секс-манера, и ты будешь пророком, героем, примером… (с).

В общем, множим классический меньшевизм на революционную позу – получаем троцкизм. Он будет таким же неуловимым по идейному содержанию (за исключением свойственного ему последовательного антибольшевизма) и ещё более подлым и предательским при этом. В привычный и уютный капитализм он тоже приводит с не меньшей гарантией. Для народа от деятельности обычных меньшевиков и троцкистов обычно сплошной вред, потому что они на постоянной основе готовы предавать революцию и дело строительства нового общества. Небольшую пользу от них можно увидеть иногда в предреволюционный период, пока меньшевики и троцкисты раскачивают ситуацию и участвуют в каких-то мелких полезных делах наряду с прочими леваками, не считая нужным в данный момент их предавать. Но и в этом случае связываться с троцкистами – всё равно что играть в русскую рулетку ради возможного счастья выиграть три рубля.

А теперь давайте посмотрим на более устойчивые варианты меньшевизма.

IV.14. Бухаринство. Это вариант меньшевизма, сохраняющий достаточную устойчивость, чтобы, например, длительное время существовать внутри большевистской партии. Глобально он всё равно, конечно, неустойчив и шарахается туда-сюда в поисках самой тёплой и уютной линии поведения (если мы посмотрим на карьеру и творчество самого Бухарина, то там этого дела в изобилии), но, пока его удерживают некие внешние и внутренние скрепы, в открытый антибольшевизм он всё же не склонен сваливаться. Основная отличительная черта бухаринства – привнесение в большевистскую экономическую политику всяких рыночных элементов, разрешение капиталу в неких рамках существовать в социалистической экономике, покровительство мелкой собственности и частной инициативе, в общем, вся суть в одном лозунге – «Обогащайтесь!» (повторно напоминаю об истинном смысле слова «богатство»). У бухаринства есть разные варианты, но все они находятся где-то на стыке меньшевизма и красного госкапа; если госкап говорит о конвергенции справа, то бухаринство – слева.

Бухаринство в узком смысле слова – это встраивание в плановую экономику мелкого частного предпринимательства. Если взамен ввести в неё понятие прибыли и потребовать от государственных предприятий стремиться к обязательному извлечению оной, то мы получим экономическую составляющую брежневизма (можно назвать её косыгинством, чтобы отличать от брежневского политического меньшевизма, выражавшегося в попытках консервации общественных отношений в различных сферах, что было тогда самым лёгким политическим решением). Если сочетать то и другое («узкое» бухаринство и косыгинство, мелкого частника и прибыль как цель деятельности госпредприятий) – мы получим кадаризм (экономическую практику поздней Венгерской Народной Республики). Если же позволить капиталу расти и отъедаться, но при этом держать его в рамках плановой экономики, не выпускать из-под контроля формально коммунистического руководства, то у нас будет послемаоистский Китай – и по сегодняшнему дню мы видим, до каких грандиозных размеров можно откормить капитал, осуществляя такую политику. Вероятнее всего, куда-то в ту же обширную бухаринскую степь намеревались двигаться Маленков, Берия и Андропов, но об этом мы ничего точно не знаем.

По сравнению с классическим меньшевизмом и троцкизмом бухаринство – далеко не такая вредная штука, и уж во всяком случае она левее и прогрессивнее всего, что мы рассмотрели выше. По сравнению с большевизмом бухаринство, конечно, являет собой далёкий откат назад, но оно оставляет возможность при случае вернуться в большевизм достаточно безболезненно. Впрочем, на практике бухаринство чаще всего оказывается промежуточным шагом перед настоящим откатом вправо и окончательным крахом формально социалистических порядков. То есть, если вы большевик, вы в эту сторону двигаться ни в коем случае не должны, но если ситуацию туда уже кто-то сдвинул до вас, гораздо лучше работать с бухаринской системой (восстанавливая её назад в здоровое чисто плановое состояние), чем с какими-то другими небольшевистскими левыми практиками или с обычным капитализмом.

IV.15. Народные фронты. В разных странах в разные времена иногда создаются коалиции разнородных левых сил, целью которых чаще всего является борьба с близкой угрозой фашизма или империализма. В принципе понятно (в том числе из этой статьи), что действовать они всегда будут как лебедь, рак и щука, невзирая даже на реальную угрозу существования всей левой корпорации; и на практике мы обычно и в самом деле наблюдаем как раз такую картину. В наиболее благоприятных случаях равнодействующая левых сил даёт меньшевизм, почему я и счёл нужным упомянуть о народных фронтах именно в меньшевистском разделе. Лучшей иллюстрацией нам послужит альендевское Чили: люди вроде действуют даже в большевистском направлении (вплоть до попытки создать компьютерное управление плановой экономикой), но настолько половинчато во всём (нежелание сворачивать буржуазную демократию, частичная национализация, частичный отказ от выплат внешнего долга, отказ от чистки силовых структур), настолько пытаются найти такой баланс, чтоб никого не обидеть и серьёзные стены не пробивать, что финал неудивителен и закономерен. Такой же закономерный финал ожидал и действовавшие столь же половинчато власти Испанской Республики; особенно пикантно, что самыми первыми их предали такие же народофронтовцы, управлявшие в тот момент соседней Францией.

С точки зрения пользы людям, народный фронт иногда и в самом деле является единственным средством приостановить наступление фашизма. Однако связывающемуся с фронтом большевику следует помнить, что единственный способ повысить эффективность деятельности подобной организации – это как можно скорее обеспечить большевистское доминирование внутри неё. Если же этого не сделать, то не только вся затея обречена на провал, но и большевик обречён на скорый удар в спину от номинальных товарищей по коалиции. Иное дело, если в стране уже присутствует Красная Армия, как в Прибалтике перед войной или в Восточной Европе после войны – тогда народофронтовская тактика закономерно развивается в социалистическую или по крайней мере антибуржуазную революцию.

IV.16. Акционизм. Практическое воплощение меньшевизма как левого оппортунизма – «мы ненавидим капитализм, давайте пойдём и устроим какую-нибудь уличную бузу в знак протеста». Это явление очень широко распространено в капстранах для стравливания протестной энергии молодёжи – ну побили витрины и успокоились, капитализм уже трепещет в ужасе, сейчас акционисты пивка выпьют и окончательно его добьют. В России самой известной и эффектной акционистской организацией была лимоновская Национал-большевистская партия, находившаяся где-то на стыке с народничеством, левым фашизмом и отчасти новыми левыми. Более унылым и скучным (я бы сказал, официозным, социал-демократическим) акционизмом занят сегодня Левый фронт Удальцова, некогда пытавшийся зажигать как НБП, а теперь перешедший в более спокойное русло. Легко догадаться (в том числе по многочисленным практическим примерам), что ни к каким полезным результатам акционизм не приводит никогда, кроме сиюминутного морального удовлетворения акциониста и его восхищённого зрителя.

IV.17. Титоизм. Вот это (не считая анархизма) самая вредная штука из всего обсуждавшегося до сих пор, хуже даже троцкизма, потому что титоизм, в отличие от троцкизма, конкретен. Титоизм (политико-экономическая система, существовавшая в Югославии с 1950-х по 1980-е годы включительно) ухитряется сочетать в себе все самые отрицательные элементы рассмотренных до сих пор сортов левачества. Но я отношу данное учение в первую очередь к меньшевизму – по признаку молниеносного переобувания в прыжке после конфликта с СССР: поскольку перед конфликтом социализм в Югославии строился опережающими темпами, а в результате конфликта социалистические преобразования были почти полностью свёрнуты, то очевидно, что строительство социализма было обусловлено лишь оппортунистическими соображениями. Тем не менее, выстроенный взамен кооперативный капитализм югославские власти поддерживали достаточно упорно, чтобы всё-таки считать эту их позицию принципиальной для них.

От социал-демократии титоизм берёт социальную демагогию и фактический отказ от преодоления капиталистической системы («миллионы безработных, вынужденных добывать пропитание на Западе? мы сделали у себя свободный рынок без государственного участия? да похрен, главное, что мы называемся социалистической республикой!»). От правого госкапа – политическую диктатуру, проявившую себя в основном в отношении коммунистов (далеко не все помнят о развязанных титоистской кликой после 1948 года массовых антикоммунистических репрессиях). От классического народничества и рабочизма – кооперативную модель экономики (капитализм, в котором в роли конкурирующих хозяйствующих субъектов выступают не частнособственнические, а кооперативные предприятия) и децентрализацию управления территориями (причём интересно, что по мере учащения правонационалистических выступлений в югославских республиках автономия последних только расширялась). От меньшевизма, как уже было сказано – измену делу революции, меньшевистский принцип организации партии (местная компартия была насильственно преобразована в значительно более аморфный «Союз коммунистов»), стремительные контрреформы (не только экономические – например, Тито прекратил поддержку греческих коммунистов в их гражданской войне, хотя одной из причин советско-югославского конфликта было как раз стремление Тито глубже вмешаться в греческую гражданскую войну), дальнейший последовательный антисоветизм и пляски на подтанцовках у мирового империализма (с 1949 года Югославия пользовалась постоянной поддержкой США, чрезвычайно заинтересованных в продолжении антисоветского курса Белграда).

Неудивительно, что при таких методах строительства нового общества на выходе получилась не слишком развитая капстрана (вместо частников прибыль на рынках вышибают себе рабочие кооперативы, вот и вся разница с обычными капстранами), обременённая чудовищным внешним долгом, огромной безработицей, нищетой и дикостью самых бедных территорий изрядно лоскутного югославского государства (децентрализация же, кто их развивать будет). Нараставший на этом фоне разгул национализма (ведь никто не занимался формированием единой югославской нации, а из-за балканского исторического фона и явных контрастов в благополучии разных областей этносы всё сильнее ненавидели друг друга) довершил дело – и Югославия явила миру полную неспособность к самостоятельному существованию сразу же, как только у Запада минула нужда в использовании этой страны как антисоветской силы.

Вывод прост: титоизм – зло, не будьте как Тито и компания. Ну а если более серьёзно, то Югославия – поучительный пример, на практике демонстрирующий всем способным мыслить людям, что основанная на кооперативах экономика, во-первых, не приводит народ к счастью и процветанию, а во-вторых, остаётся капитализмом, какую бы лапшу борцы с централизацией и бюрократофобы ни вешали наивным людям на уши.

IV.18. Хрущёвщина. Это некая во многом напоминающая титоизм эклектика, но куда менее концептуальная и куда более непоследовательная. Перечислю те из тенденций в деятельности Хрущёва, что породили некий эхо-вариант югославской системы:

- экономическая децентрализация (минимизация значения центральных экономических органов, организация совнархозов вместо отраслевых министерств, поощрение хозяйственной самостоятельности предприятий);

- политическая децентрализация (не вызывавшееся необходимостью чрезмерное сокращение госаппарата, перекидывание государственных полномочий с союзного уровня на республиканский, ликвидация многих нехозяйственных союзных министерств, дезорганизация партийной структуры);

- стремительная деконструкция большевистской системы (во всех смыслах слова – в аспектах политики, экономики, идеологии);

- попытки сближения с США (в случае Хрущёва – неудачные, сменившиеся острым конфликтом со Штатами);

- вызванный антибольшевистскими реформами кризис в снабжении населения даже элементарными продуктами.

Список отрицательных сторон деятельности самого Хрущёва этим не исчерпывается (его следовало бы пополнить множеством других мероприятий – антибюрократической кампанией, антирелигиозной, сельскохозяйственными авантюрами, реформой образования, погромом армии и так далее) – выше я перечислил лишь то, что явно сближает Хрущёва и Тито.

Однако налицо и различия с Югославией. Во-первых, советская система оказалась гораздо более неподатливым материалом для экспериментов в титоистском направлении. Вероятно, здесь сыграли весомую роль размеры страны (устроенные Хрущёвым горизонтальные совнархозы немедленно принялись стихийно укрупняться и тянуться ввысь – если над двадцатью миллионами населения ещё можно издеваться подобным горизонтальным образом, то над двумястами, да ещё на такой обширной территории, видимо, нельзя уже чисто технически), достаточно долгая история большевизма (югославский разворот произошёл уже через два-три года после первых коммунистических реформ, поэтому в Югославии, в отличие от СССР, не имелось прочного фундамента социалистического общества), статус СССР как центра коммунистического мира (Хрущёв всё-таки уважал себя явно больше Горбачёва, продавшего за пиццу статус руководителя полумиллиардного социалистического лагеря, а потому не мог просто взять и сдаться США). Во-вторых, сам Хрущёв вёл себя непоследовательно (чего он хотел глобально, а не в каждый конкретный момент времени, я подозреваю, он бы и сам в полной мере не объяснил), а также импульсивно и авантюристически (стихийщина – больше маоистское свойство, чем титоистское; а уж банальным самодурством – по крайней мере, столь ярко выраженным, как у Хрущёва – не страдали ни Мао, ни Тито). Как следствие, на выходе получилась даже не некоторая вредная политическая концепция, а просто какая-то дикая бессмысленная хрень.



Источник: https://xn--j1akbb.xn--p1acf/2023/11/20/%d0%be-%d0%bf%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d0%bd%d0%be%d0%b9-%d0%bf%d0%be
Категория: Учеба, теория | Добавил: Редакция (21.11.2023) | Автор: А. Хайфиш
Просмотров: 31
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Наши товарищи

 

 

   


Классики МЛ

 

 

  

Форма входа
Логин:
Пароль:

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2024