Международный теоретический и общественно-политический журнал "Марксизм и современность" Официальный сайт

    
Союз коммунистов Украины
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход Официальный сайт.

 

                  

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!



Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Меню сайта
!
Меню сайта
В партии [22]
Учеба, теория [41]
История [63]
Классовая борьба [131]
Рабочее движение [106]
Международное коммунистическое движение [168]
Пламенные революционеры [8]
СССР был. Будет Всемирный Советский Союз! [36]
О ленинизме и Ленине [9]
О "сталинизме" и Сталине [29]
Мировая экономика и политика [72]
Оппортунизм [112]
Церковь и религия [27]
Лицо капитализма [338]
Наука и культура [20]
События в мире [88]
События на Украине [8]
Аналитика [29]
Публицистика, информация [104]
Дискуссия [10]
Сатира [14]
DCP [2]
Кинозал [36]
Меню сайта
[11.10.2013][Объявления]
Новый номер журнала РКРП-КПСС "Советский Союз" (№22) (0)
[12.08.2013][Объявления]
Марксизм и современность (0)
[22.07.2013][Новости, события]
Властям Панамы немедленно освободить судно КНДР и его экипаж (0)
[11.06.2013][Объявления]
Учредительный съезд Белорусской коммунистической партии трудящихся (БКПТ) (0)
[05.06.2013][Объявления]
Турция: Остановить полицейское насилие! (0)
[10.05.2013][Объявления]
Вышел в свет первый том многотомника «Сталин.Труды» (0)
[08.05.2013][Новости, события]
У внука Сталина украли правду о Катыни? Кто бы это мог быть? (0)
[07.05.2013][Объявления]
С ДНЕМ ПОБЕДЫ (0)
[30.04.2013][Объявления]
Информационное сообщение. (0)
[30.03.2013][Новости, события]
Пресс-релиз (0)
Меню сайта
Логин:
Пароль:
Меню сайта
Главная » Статьи » Церковь и религия

У попа была собака…

У попа была собака

А.В.Васильков 

 На протяжении всей истории развития общества, от простого первобытнообщинного строя до капитализма, существует и религия. Как и общество, она развивается, претерпевает изменения, но суть ее остается всегда неизменной. Церковь, сеющая религиозные зерна, будучи неделимой частью власти эксплуататоров, наравне с полицией, армией и судами, является одним из рычагов сохранения этой власти. Удерживая рабочих наемного труда в рамках Закона Божьего, она, тем самым, помогает меньшинству политических кровососов, беспощадно эксплуатировать целую армию рабочих, с целью получения баснословных прибылей.

 Оказывая услуги буржуазии, церковь и сама, не в меньшей степени, заинтересована в получении дивидендов от своей деятельности. Как говориться, «богу – богово, а кесарю – кесарево». Ниша, занятая «работниками креста и кадила» в пирамиде буржуазной власти, позволяет им вольготно жить, сладко есть и мягко спать при любых царях и министрах, при любом буржуазном строе. Недаром в изданиях прошлого века можно найти следующие строки: «Когда окончательно установилось монгольское иго, они (попы – АВ) постарались создать себе привилегированное положение и получили прежнее значение важных господ, сохранив неизменный характер барства, выражающийся в деспотическом отношении к людям, стоящим ниже их по общественному положению» («Звонарь», № 8, 1907). И чем больше свободы будет отбирать буржуазия у пролетариата, тем жестче становится позиция к нему и церкви. Такой союз «мошны и кадила» позволяет еще больше укрепить буржуазный колóсс, дополнительно подперев его и религиозной подпоркой. По этому, всегда и во все времена «духовенство не протестовало ни против петровых насилий, ни против бироновщины, ни против аракчеевщины, ни против кнута, шпицрутенов и виселиц, ни против крепостного права, ни против взяточничества и бессудья. Духовенство тщательно сторонилось от ужасов народной жизни и всему провозглашало многая лета» («Странник», № 5, 1905).

 Буржуазное государство, понимая, что в лице священнослужителей всегда найдет себе преданных союзников, готово не только терпеть такое сообщество с его ненасытным брюхом, но и предпринимает усилия, способствующие росту его рядов ради собственного спокойствия и благополучия.

 До Октябрьской революции православная церковь, будучи крупнейшим землевладельцем, владела землей общей площадью около 3 млн.га. Такие площади обрабатывали, отнюдь, не сами братья во Христе, привыкшие к легкой жизни. На полях, предназначенных служителям церкви, батрачили, в основном, крестьяне, попавшие в зависимость от православного братства.

 Являясь одним целым государственного аппарата царской России, церковь финансировалась Министерством по делам церкви. Царское правительство не скупилось на большие жалования представителям духовенства. К примеру, митрополит Московский 100 лет назад получал ежемесячное жалование в размере 500 рублей и 300 рублей на питание (при жаловании, например, писаря в 10 рублей). Не бедствовали и простые монахи, которые «ничем не заняты, полное у них довольство и изобилие, обеды у них из 5 блюд, получают они по 2 тысячи рублей в год на свои собственные расходы, живя на всем готовом, имеют еще от 200 до 250 рублей наградных к праздникам. Они живут такой жизнью, которая и для светского человека явилась бы безобразной» (из дневника генерала Богдановича).

 Кроме выплаты жалований, буржуазное государство оказывало РПЦ и другие финансовые поддержки. Так через ведомство Святейшего Синода в 1910 году прошло свыше 34 млн.руб., которые пошли на поддержку монастырей, изготовление церковной утвари и другие расходы. Кроме того, сборы паствы, пожертвования, доходы с имений и оброков приносили церкви дополнительно еще около 40 млн.руб. Доходы монастырей так же были существенными. В 1902 году, например, на нужды монастырей из казны было отпущено 10,5 млн.руб. Даже в самые морозные и голодные годы расходы на церковь меньше не становились.

 Сегодня, как впрочем, и 100, и 200 лет назад, служители Всевышнего не собираются отказываться от земных благ. Известен случай, когда одна благочестивая пара остановилась в Женеве в пятизвездочном отеле «Beau Rivage», снимая двухместный номер за 682 евро за ночь. Другая набожная чета прилетела на медицинское обследование в одну частную женевскую клинику, остановившись так же в пятизвездочном отеле «La Reserve» в номере стоимостью 805 евро за ночь. Бронирование же номера на две недели им обошлось в 11270 евро, плюс обследование – 7258 евро. И это происходит в наши дни, когда церковь пока не имеет финансовой поддержки от государства.

 История православия располагает примером далеко не безразличного отношения к земным благам и самого Иоанна Кронштадтского. Когда у святого праведника спросили: «Как это, мол, батюшка, призываешь к духовной жизни, а сам носишь дорогие шелковые рясы?» Отец Иоанн ответил на этот упрек: «Я долго сомневался, могу ли оставлять у себя такие дорогие подарки, а потом понял, что, если я буду их отдавать, то обижу людей, которые эти подарки мне сделали». Не удивительно, что сегодня многие священники под видом «даров» и «пожертвований» мирян, принимают в фонд церкви иномарки и крутые внедорожники, от которых грешно отказываться…

 При этих обстоятельствах, фраза «уйти в монастырь» для простого обывателя начинает звучать куда более привлекательно…

 В наши дни служители культа, стараясь восстановить утраченные в годы Советской власти привилегии, стремятся расширить сферы своего влияния в обществе. C целью предоставления религиозным организациям статуса социально ориентированных некоммерческих организаций со всеми, вытекающими из этого условиями, включающими льготы по уплате налогов и сборов, Московская РПЦ уже сегодня намерена добиваться изменения законодательства России о некоммерческих организациях. Найдя в российском Законе лазейку для получения от государства финансовой поддержки своей миссионерской деятельности, они с успехом начинают внедряться в армию, забытую ими со времен царского режима. Это направление открывает им дополнительную возможность получать классные чины, воинские звания, награды и пайки.

 Кроме того, каждый олигарх и просто удачный предприниматель, готов выделить на развитие церкви любую кругленькую сумму, в надежде замолить свои грехи. Церковный приход, видя нищету большинства населения и развратную жизнь буржуазии, не гнушается, тем не менее, получать деньги и проводить процедуру очищения своих спонсоров от грехов. Как и в «золотые» времена, когда церковь прибывала в роскоши, она, оправившись после забвения во времена советского периода, вновь взяла на себя роль вселенского утешителя, убеждая, что несправедливость и отчаяние имеют не социальные корни, а глубинное метафизическое происхождение. Бедность и связанное с ним вымирание населения, объясняются попами не политическими причинами, а первородным грехом. При этом в ход пускаются любимые выражения типа «Бог терпел и нам велел!» или «Вся власть от Бога!». Главное для них сделать так, чтобы пролетариат, оставаясь в состоянии политической прострации, больше не надеялся на реставрацию Пролетарской Революции.

 Для убаюкивания рабочего класса, по лучшим театральным сценариям, под высокими церковными сводами разыгрываются представления, рассчитанные на привлечение в свои ряды новых граждан. Здесь попы, как говорится, убивают сразу двух зайцев. Во-первых, привлечение неустойчивых элементов на свою сторону позволяет пополнить ряды прихожан, улучшив тем самым финансовое положение прихода, а во-вторых, и это главное, угодив в религиозную паутину, граждане становятся покорными, а значит, и безопасными для буржуазного общества.

 Для реализации своих далеко идущих целей, церковь готова идти на контакт не только с отдельными мирянами, но и с партиями, особенно, если те имеют влияние на массы. Не исключением в этой игре являются и левые партии. Союз церкви и левой партии, пусть даже и временный, на руку только буржуазии, а заблудившейся партии никаких положительных дивидендов с этого не обломится. Отстаивая интересы церкви, защищая «бедалажную» от нападков со стороны ее недругов, партия способна предложить рабочему классу лишь роль приспособленца в «новых» условиях капитализма. Предлагать же пролетариату борьбу, вести его на баррикады, в этом случае, становится невозможным по той причине, что именно это не входит в планы «союзника» – церкви, за спиной которой всегда стоит буржуазия. Такие узы «братства и добрососедства» все больше будут сковывать и душить партию, пока полностью не лишат ее боеспособности.

 Дискредитировать, морально разложить, а затем и уничтожить партию, не имеющую марксистского стержня, не представляет большого труда. Для этого необходимо только одних ее членов настроить на соглашательство с буржуазией, уповая на «новые» условия бытия, а других поставить под церковные образá. Всех же ретивых и не согласных с выполнением решений «новой партийной линии», придется, при молчаливом согласии большинства, исключить из своих рядов. Вот тогда и не будет партии, называющей себя коммунистической. То есть, как партия, она сохранится, но уж ни как не коммунистическая. Останется только красивая вывеска, «нутро» же партии будет трухлявым и гнилым. Любое участие коммунистов в драке между церквями, при поддержки одной из конфессий, окажет только хорошую помощь одному из кланов буржуазии в жесткой борьбе за место под солнцем.

 Кроме того, своей неразборчивой связью партия становится проводником чуждой ей идеологии. Отход от ленинского учения о религии, неправильное понимания ее сути, желание любыми способами увеличить свою численность, способствует вовлечению в ряды, так сказать, «верующих коммунистов». Недаром В.И.Ленин в статье «Социализм и религия» писал: «Мы требуем, чтобы религия была частным делом по отношению к государству, но мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии» (ПСС, т. 8 с. 420). Оппортунисты же из II Интернационала, в том числе и русские меньшевики, считали, что религия является частным делом и по отношению к партии. Отсюда имеем и два разных подхода к религии – один ленинский, марксистский, другой оппортунистический, буржуазный. К сожалению, эти два направления существуют и в наши дни.

 Не помешает напомнить и работу В.И.Ленина «Об отношении рабочей партии к религии», в которой указывается: «Если священник вошел в партию и стал в этой партии вести активную проповедь религиозных убеждений, то партия, безусловно, должна бы была исключить его из своей среды» (ПСС, т. 17 с. 415). Несомненно, так должна действовать партия, если она марксистская, а не оппортунистическая, и тем более, не буржуазная.

 С уверенностью можно сказать, что чем теснее будут отношения между левой партией и церковью, тем меньше будет верить такой партии рабочий класс. Предпринимаемые попытки левой партии сблизиться с церковью, не сделает последнюю менее реакционной по отношению к революционному пролетариату, а партию – более привлекательной в глазах верующих. Как в Советские годы, так и сейчас, расплываясь сладострастной улыбкой, служители культа, ожидая удобного момента, готовы нанести коммунистам смертельный удар с целью окончательно похоронить левое движение. Недаром, архиепископ Волоколамский Илларион (Алфеев) в интервью для журнала «Эксперт» символично заявил, что церковь, в части своего политического мировоззрения, способна сосредоточиться на антисоветской, антикоммунистической риторике. Она, как считает архиепископ, никогда, даже в самые тяжелые времена не переставала быть «инаковой» по отношению к коммунистической идеологии и смычка с коммунистами сейчас для нее не имеет первостепенного значения.

 Кроме всех потерь от такого союза, партия, претендующая на ведущую роль в левом движении, теряя взаимопонимание с рабочим классом, теряет его доверие. С потерей доверия, она перестает быть авангардом пролетариата. Стало быть, что попу хорошо, коммунисту – смерть! Наступив же с легкостью на религиозное «дерьмо», партии еще долго придется отмываться, чтобы завоевать доверие рабочего класса.

 Приведем ряд примеров, способных надолго оттолкнуть пролетариат от своего «авангарда».

 С большой вероятностью можно усомниться в том, что рабочий класс, стоящий на передовой линии в борьбе с главным своим противником – буржуазией, сможет достойно оценить «перлы» органа Днепропетровского обкома КПУ: «... На Руси же, как известно, духовное первично, а экономическое и политическое – вторично... Ныне единственной политической силой на Украине, выступающей за сохранение канонической православной церкви против ее раскола или ее ослабления... являются коммунисты» («Правда Приднепровья», №16, 2000). Раболепство, свойственное некоторым местным партийным руководителям в желании показать себя «на одной волне» с Центром, при полном отсутствии всякого понимания целей и задач коммунистического движения, может, в конечном счете, дорого стоить всей партии.

 То, что мысль о единении партии и церкви по некоторым вопросам исходит из ЦК, говорит приведенная выдержка из «бестселлера» П.Симоненко «Государство, религия, народ и коммунисты», характерная для КПУ на современном этапе: «Конечно, в прошлом веке в отдельные периоды Советской власти отношение между Православной Церковью и коммунистами были резко конфронтационными. Ныне мы, коммунисты Украины, честно и принципиально пересмотрели в чем-то ошибочные оценки некоторых событий прошлого, в том числе по отношению к Православной Церкви. Мы первыми из всех политических партий на постсоветском пространстве принесли православным христианам и верующим других конфессий искренние извинения за те страдания и невзгоды, которые выпали на их долю. Мы осудили имевшие место репрессии против духовенства и верующих и заявили, что подобное не должно повториться.

 После принятия Православной Церковью «Основ социальной концепции», которая открыла широкие возможности для сотрудничества Церкви, политических партий, общественных организаций в деле социального служения своему народу и человеку, мы не на словах, а на деле встали на путь сотрудничества» (выделено мнойАВ).

 Дружно подпевает ему и «Рабочая газета». В статье «Православные ордена вручены коммунистам», она информирует читателя: «Сегодня КПУ по праву называют единственной политической силой, которая последовательно и принципиально выступает в защиту православия, против нападок на Украинскую православную церковь. Именно по инициативе коммунистов в парламенте было создано межфракционное депутатское объе­динение в поддержку канонической православной церкви Украины» («Рабочая газета», № 25, 2008).

 Нельзя не обойти стороной и ряд книг, издаваемых КПУ совместно с УПЦ. Возьмем, например, книгу «К истории автокефального и филаретовского расколов», выпущенную в 2002 году Компартией Украины при поддержке УПЦ. Предисловие к этой книге принадлежит П.Симоненко. Сама же книга, написана в духе служителей церкви, «не воспринимающих» Советский строй, и изобилует нападками на марксизм.

 Откроем книгу П.Симоненко «Коммунисты и православие в Украине». Предисловие к ней написал митрополит Одесский и Измаильский Агафангел. В слове к читателю, митрополит взывает к автору: «И я молю Господа нашего, дабы не сломился он (т.е., П.Симоненко – АВ) и его товарищи искушением мирских соблазнов. Ведь привлекательные лозунги народовластия и социального благополучия и справедливости на устах многих – это лишь ловкая сладкая приманка для доверчивых, приманка для ограбления народа «от имени народа». Каково!

 Однако, предисловие митрополита так, видно, понравилось П.Симоненко, что оно было размещено и в сборнике «Государство, религия, народ и коммунисты». Дурные примеры, как говорится, заразительны. Кроме того, сборник символично открывается «исторической» фотографией, запечатлевшей лидера КПУ в компании митрополита Владимира (Сабодана) во время вручения Петру Николаевичу ордена святого Владимира. Такой жест со стороны лидера КПУ можно уверенно назвать «Делай, как я!».

 Многие коммунисты и сегодня не могут понять, какие причины отдаляют избирателей от их партии. По-моему, все ясно, как день божий. Вследствие политических ошибок, пропитавших партийную жизнь КПУ, и произошла потеря поддержки пролетарских масс. Последние выборы тому подтверждение. Руководство партии не нашло ничего лучшего, как «заземлить» энергию коммунистов, направив их усилия не на подъем пролетарского движения, а на защиту православной церкви, в надежде заполучить ее «электорат». При этом, «новые условия борьбы» требуют и новых решений, связанных с отказом от антирелигиозной пропаганды. Коммунист, идя на союз с религией, какие бы чудесные цели он при этом не вынашивал, сознательно или нет, является проводником политики буржуазии.

 И.В.Сталин еще в 1913 году писал: «Социал-демократия всегда будет протестовать против гонений на католицизм и протестантизм, она всегда будет защищать право наций исповедывать любую религию, но в то же время она, исходя из правильно понятых интересов пролетариата, будет агитировать и против католицизма, и против протестантизма, и против православия, с тем, чтобы доставить торжество социалистическому мировоззрению» (И. Сталин, «Марксизм и национально-колониальный вопрос», 1934. с. 39). Важно научиться отличать участие партии в защите прав и свобод верующих и ее единение с одной из конфессий по идеологическим или каким-либо другим соображениям. Политическая близорукость влечет за собой подмену одного понятия другим, приводя, тем самым, партию к скатыванию в отстойную яму оппортунизма.

 Церковь же, умело жонглируя партией на политической арене, получая от такого союза необходимые дивиденды, делает все необходимое для продления срока жизни капиталистического строя. Для притупления политического «нюха» партии, церковь готова, улыбаясь и дружелюбно похлопывая по плечу своего еще вчерашнего идеологического противника, одаривать его подарками и вниманием.

 Не зря же все газеты, подвластные КПУ, и «Рабочая газета» в том числе, в один голос с наслаждением и чувством выполненного долга, информируют читателя о том, что за «выдающиеся» заслуги в деле приспособления марксизма к условиям «нового бытия» «Лидер Компартии Украины Петр Симоненко, второй секретарь ЦК КПУ Игорь Алексеев и народный депутат Игорь Калетник были удостоены одной из высших наград УПЦ – ордена Равноапостольного Князя Владимира I степени. Георгий Крючков, Николай Тимошенко и Иван Мигович, депутаты прошлых созывов, удостоены орденов Князя Владимира II степени» («Рабочая газета», № 25, 2008).

 Любой, даже ограниченный умом человек, не напрягая единственной извилины, легко поймет, чьи интересы защищают эти «истинные представители народа», заигрывая со слугами Христовыми. Что же касается революционного пролетариата, то его позиция явно будет расходится в силу полной идеологической несовместимости.

 Для оправдания, предпринимаемых шагов по скрещиванию несовместимого, придуманы высказывания, ласкающие слух, как хороший анекдот: «Христос был первым коммунистом», «Божьи заповеди – принципы морали каждого коммуниста». А «выдающееся» высказывание П.Симоненко о том, «что идеи нашей партии тождественны общечеловеческим и по природе своей восходят к христианству…» подтверждает линию, выбранную руководством партии. Используя такие лозунги, в ряды партии можно привлечь не только простых верующих, но и самое высокое духовенство страны. По этому, для упрочения связей с верующими, в Центре и на местах закрываются глаза при принятии в партию верующих граждан, с гордостью носящих вместе с партбилетами и нательные кресты. Для полной картины такому партийному приходу не хватает лишь поповской атрибутики и громкоголосого баснопения…

 Напомним, что В.И.Ленин в работе «О фракции сторонников отзовизма и богостроительства» объяснял попытки буржуазии скрестить марксизм и религию: «Эта проповедь стала систематической именно в последние годы, когда русской буржуазии в ее контрреволюционных целях понадобилось оживить религию, привить народу или по-новому укрепить в народе религию» (ПСС, т. 19, с.74).

 В следствие того, что религия является одним из рычагов буржуазной машины для подавления инакомыслия и бунтарства, нет ни малейшей надежды в том, что церковь когда-нибудь захочет встать на сторону угнетенного класса, ибо по сути своей, должна призывать рабов к смирению, используя хитрость, обман, провокации, а если надо, идти на силовые методы для решения принципиальных вопросов в пользу строя, лелеющего и вскармливающего ее. Одним словом, церковь готова «спустить всех собак», чтобы «удержать ситуацию под контролем».

 В подтверждении сказанного, обратимся к историческим фактам.

 С момента образования Республики Советов, церковь не просто декларировала свое отрицательное отношение к власти рабочих и крестьян, но и активно участвовала в акциях, направленных на свержение этого строя. Так, во время боев в октябре 1917 года между силами Военно-революционного комитета и Комитетом общественной безопасности, возглавляемого буржуазным правительством Москвы, попы предоставили юнкерам колокольни храмов в качестве огневых точек. После подавления рабочей гвардией московского вооруженного сопротивления, слуги Господа продолжали, выпуская плакаты и листовки, призывать к открытой борьбе с «вероотступниками» и даже принимали активное участие в открытом противодействии Рабоче-крестьянской власти.

 Старт открытому противостоянию Советской власти был дан религиозными деятелями после принятия в январе 1918 года Декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Поместный Собор православной церкви не только осудил этот декрет, обвинив большевиков в «злостном покушении на весь строй жизни православной церкви», но и призвал православный народ встать на ее защиту.

 Власть Советов, в начале своего становления, более чем терпимо относилась к контрреволюционным выходкам служителей церкви, освобождая их из-под ареста под честное слово о прекращении антисоветской деятельности. Впрочем, все обещания давались с той же легкостью, с какой и нарушались.

 В ответ же на мягкое отношение власти к воинствующему церковному братству, попы ответили злобой и насилием. Имеются неопровержимые документы, доказывающие, что в Сызрани Симбирской губернии толпа верующих, направляемая священниками, ворвалась в детский дом и забила до смерти детей, не имеющих нательного крестика. «Этих молодых змеенышей, – кричали озверевшие детоубийцы, – необходимо извести с лица земли!». По другим документам, в одном из казанских монастырей, во время Гражданской войны, монахи сожгли живьем семерых представителей Рабочего Совета. В Солигаличе Костромской губернии попы расстреляли председателя местного Совета, а его тело разорвали на куски.

 Только зимой 1918-1919 годов в результате контрреволюционных погромов, организованных православной церковью, было убито 138 коммунистов.

 Православное духовенство не только направляло контрреволюционные силы на свержение Советского строя, но и принимало непосредственное участие в подготовке антисоветских мятежей. Вспомним епископа Митрофана, который благословил белогвардейского полковника Сахарова, скрывающегося в Спасском монастыре г.Мурома, словами: «Большевиков нужно уничтожать, чтобы их не было».

 При подготовке белогвардейского мятежа в Ярославле епископ Агафангел обещал всестороннюю поддержку мятежникам, предоставив ярославские монастыри и колокольни в качестве огневых точек. Активно участвовали слуги Господа в деятельности контрреволюционных организаций под названием Национальный и Тактический центр. Монастыри и церкви стали в это время гнездом настоящего бандитизма. В Соловецком монастыре были обнаружены 8 трехдюймовых орудий, 2 пулемета, свыше 600 винтовок и берданок, а также большое количество боеприпасов. В Михайловском монастыре г.Киева были спрятаны 4 пуда динамита, винтовки и 900 патронов. Оружие, включая пулеметы, были зарыты и в Матренинском женском монастыре на Украине. Там же нашли укрытие главари банды численностью тысяча человек. Кроме того, силами ОГПУ были раскрыты контрреволюционные организации в Оранском, Яковлевском, Николо-Угрешском и многих других монастырях.

 Кроме пособничества врагам Советской власти, попы выполняли функции шпионов и осведомителей Белой армии. Во многих епархиях, расположенных на занятых белогвардейцами территориях, попы, для выявления лиц сочувствующих большевикам, самым тесным образом сотрудничали с контрразведкой, нарушая тайну исповеди. В Забайкальской епархии существовали осведомительные отделы по благочиниям, кружки и группы по приходам, которые подчинялись штабу Читинского военного округа. Показательным примером поповской деятельности, может служить случай, когда в январе 1919 года в Барнауле по доносу гарнизонного священника, были расстреляны 18 солдат, открыто симпатизирующие большевикам.

 Не брезговали служители церкви и лично участвовать в войне с властью рабочих. Для этого православная церковь формировала специальные отряды, в состав которых входило духовенство. Духовенство Сибири создавало «дружины Святого Креста», которыми командовали сами же священники, носившие на груди восьмиконечный крест. По инициативе епископа Сильвестра формировались белогвардейские религиозные части сибирского ополчения, такие как: «полк Иисуса», «полк Богородицы», «полк Ильи Пророка» и т.д. Под Царицыном воевал «полк Христа-спасителя», укомплектованный исключительно духовным воинством. Активно создавались части воинства Христова и на юге России. Под Ставрополем, например, попы создали отряд из православных братьев численностью 700 человек. Известен и случай, когда во время боя под Перекопом весной 1919 года красноармейцы захватили танк и мотоцикл, в которых за пулеметами сидели слуги Божьи. В 1920 году, маскируясь под похоронную процессию, попы, зайдя с пулеметом в тыл Красной Армии, напали на отряд красноармейцев.

 Не гнушались святые отцы и участием в кулацких бандах, которые нередко сами же и возглавляли. Так настоятель Ростовского собора Верховский и священник Кузнецов из Уч-Пристани Алтайского края стояли во главе таких банд. В Екатеринбурге был раскрыт антисоветский заговор во главе с дьяконом Владимиром Хвастовым. Цель членов этой организации состояла в проведении антисоветской пропаганды против Советской власти, а также добыча оружия любыми способами и средствами, вплоть до убийства.

 Во время конфликта на Китайско-Восточной железной дороге в 1929 г. православная церковь активно помогала китайским генералам и белогвардейцам во всех провокационных действиях против СССР. Их деятельность распространялась от закрытия советских учреждений до прямой организации антисоветских налетов на учреждения, склады и коммуникации.

 Не трудно догадаться, что совсем иным было отношение служителей культа к врагам Советской власти.

 В период Гражданской войны церковь щедро финансировала белогвардейцев и интервентов денежными средствами. Духовенство только одной Киево-Печерской лавры выделило на нужды Добровольческой армии денежную помощь в размере 11 тыс. рублей.

 При освобождении российских городов от Красной армии, во всех церквях и соборах проводились торжественные молебны во славу Белого воинства. А при вступлении в 1918 году Добровольческой армии в Екатеринодар (ныне г.Краснодар), в храмах, в честь освобождения города, был объявлен великий праздник и отслужен торжественный молебен, на котором присутствовал и сам Деникин. Епископ Екатеринбургский приветствуя белочехов, совершил в кафедральном соборе Екатеринбурга торжественное богослужение, заявив на проповеди, что те, мол, совершают «великое дело возрождения России».

 Восторженно встречали церковники и интервентов Антанты. «Радость перешла в восторг, когда на землю нашего города сошли с кораблей прибывшие к нам благородные союзники наши», – восторгался протоирей Лелюхин. Даже Атаман Семенов, которого даже Колчак считал отпетым поддонком и бандитом, был награжден православной церковью званием «Кавалера святого гроба господня».

 Для обеспечения Белой армии «добровольцами», в целях проведения агитации среди мирного населения, из церковных служак создавались различные агитбригады, с использованием специальных агитационных вагонов. О лицах, выступающих против мобилизации и войны с Советами, попы сразу доносили в контрразведку.

 При таком изобилии вопиющих фактов, свидетельствующих о крайне враждебном отношении церкви к Советской власти, начинаешь, мягко говоря, очень настороженно относиться к высказыванию П.Симоненко: «Мы считаем, что наша позиция честна и справедлива. В независимости от этого, мы приняли политическое решение, которым мы извинились перед верующими за то, что происходило в 1920-30-х годах. Так вот, мы, коммунисты, ведем борьбу, чтобы защитить православие». Что это, простое заблуждение на почве элементарного незнания истории или нечто более серьезное, то, что называют емким словом «измена»?

 Если факты деятельности святых отцов в период Гражданской войны не позволяют снять шоры с глаз политических слепцов, в силу, так сказать, «давности лет», то следует напомнить о деятельности служителей Господа во время Великой Отечественной войны на оккупированных немецкими захватчиками территориях СССР. Множество документов свидетельствует о том, как «святое братство» активно содействовало оккупационным властям, в то время, когда весь советский народ, от мала до велика, встал на защиту своей Родины.

 Для разъединения народа, борющегося с фашистскими оккупантами, немецкой администрацией на занятых советских территориях повсеместно предпринимались меры по восстановлению деятельности церквей и приходов. Вот один из примеров. «На оккупированной территории Ленинградской области руководство осуществлялось через созданную в августе 1941 года «указом» так называемую «Православную миссию в освобожденных областях России». Благодаря заботам германского командования православные священники, снабженные церковной утварью, облачением, запасом свечей, священными книгами и другими необходимыми для религиозной жизни предметами, совершат свое путешествие в освобожденные русские области для скорейшего восстановления богослужений во вновь открываемых православных храмах» (Докладная записка в НКГБ СССР «О положении Русской православной церкви на территории освобожденных районов Ленинградской области и использовании немцами церкви в антисоветских целях», 1944).

 Надо сказать, что предоставление возможности священнику открыть приход происходило только после тщательной проверки его на лояльность немецким властям. Всех проверенных служителей церкви немецкие власти щедро одаривали деньгами и церковной утварью. В той же записке читаем: «Гатчинский собор получил 100 тысяч рублей на восстановление из городского управления, священнику Апраксину немцы лично выдали 30 тысяч рублей и шесть дорогих церковных облачений».

 Взамен своей щедрости оккупационные власти требовали «отработки», которая заключалась в проведении пропагандистской работы среди мирного населения с целью восхваления германской армии и поношению Советов. Так один из православных журналов того времени писал: «Германия вправе рассчитывать на то, что верующий русский народ высоко оценит подвиги освободительной германской армии и во всем окажет ей лояльную, деятельную, жертвенную поддержку. В ответном слове высокопреосвященный экзарх, принимая церковные книги на сохранение и для употребления в храмах на русской земле, дал заверения в том, что чувство благодарности разделяют с ним все православные русские люди, как уже освобожденные от советского ига, так и все еще под ним томящиеся. Это чувство вновь побудит их молиться о поражении большевиков и честно, усердно, жертвенно помогать германцам» («Православный христианин», 08.12.1942).

 Не вредным будет напомнить некоторым «товарищам» с короткой памятью, что кроме агитации православная церковь на оккупированных территориях напрямую сотрудничала с немецкой разведкой. «По указанию германского командования Псковская миссия через местное духовенство в оккупированных районах собирала сведения разведывательного характера, информацию о настроениях населения и выявляла антифашистски настроенных лиц с целью выдачи их немецким властям», – говорится в докладной записке в НКГБ СССР.

 Типичные действия Германского Вермахта по нейтрализации советских настроений проходили на оккупированных территориях не только России, а и в Прибалтике, Белоруссии, Украине. Что касается Украины, то здесь не помешает вспомнить деятельность УГКЦ под руководством не безызвестного митрополита Андрея Шептицкого, которого Богословская комиссия Римско-католической церкви уже в наши дни готова рассматривать претендентом на причисление к лику блаженных. А, ведь, именно этот самый митрополит в июле 1941 года приветствовал германскую армию словами: «Военное время требует еще многих жертв, однако, дело, начатое во имя Господне... будет доведено до успешного конца... Победоносную немецкую армию приветствуем, как освободительницу от врага. Установленной власти отдаем надлежащее послушание...». Именно Шептицкий благословил «шуманшафтбатальон-201», объединенный из батальонов «Нахтигаль» и «Роланд» перед отправкой в марте 1942 года в Белоруссию на ликвидацию партизанского движения.

 Так чем же отличаются церковные служаки в период Великой Отечественной войны от тех, кто прислуживал Белой армии и Антанте? Нам опять скажут, что это, мол, было тогда. А что сейчас?

 Архиерейский Синод Зарубежной РПЦ выступил в защиту предателя, генерала Власова, не скрывая своих симпатий: «Генерал А.А.Власов был и остается своего рода символом сопротивления безбожному большевизму во имя возрождения Исторической России». Впрочем, РПЦЗ, объединившаяся с РПЦ в 2009 году, никогда, не скрывала своих симпатий к белогвардейскому и власовскому отребью. В этом ей открыто подпевают и некоторые поповские выродки из Московской патриархии.

 Чем же отличаются конфессии между собой на протяжении истории Советского государства? И в чем отличия, например, РПЦ от УАПЦ или УГКЦ в этом вопросе? И не все ли равно пролетариату, какая конфессия его «объегоривает», православная или мусульманская, иудейская или любая другая? Так или иначе, все, что делается «во благо Всевышнего», в конечном итоге направлено против подъема самосознания пролетариата, против его становлення как революционного класса. Все эти конфессии, как говорят в народе, одним миром мазаны, ибо являются порождением строя эксплуататоров. Объединившись в один большой церковный хор, все они поют сладко-елейными голосами многие лета капитализму.

 Анализируя события последнего времени, связанные с попыткой ликвидации ВСР и роспуске крупнейшей партийной организации коммунистов Крыма, можно смело сказать, что руководством КПУ предпринята беспрецедентная масштабная акция по ликвидации наиболее активных структур как в рабочем, так и коммунистическом движении Украины. Желание фракции КПУ пойти на тесный союз с буржуазным большинством в Верховной Раде, подтверждают, к сожалению, сказанное.

 Не мудрено, что при дальнейшем развитии событий, если антикоммунистическому разгулу не будет положен конец, в недалеком будущем, все тот же батюшка, с восторгом рассказывающий прихожанам о новом своем «союзнике», с тем же наслаждением пропоет ему басистым голосом заупокойную.

 История, как известно, ошибок не прощает. Сегодня назрела острая необходимость в спасении уже самого коммунистического движения от псевдомарксистского разложения. Вытащить его из оппортунистического болота, объединить все здоровые силы в единую ударную волну, способную произвести коренные изменения в обществе, возможно только вооружившись марксистско-ленинской идеологией и с новой политической партией, созданной рабочим классом для победы. 

 

Категория: Церковь и религия | Добавил: le-tireur (31.03.2012) | Автор: А.В.Васильков
Просмотров: 472 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Форма входа
Логин:
Пароль:
Рабочее движение
РКРП-РПК
Форма входа
Логин:
Пароль:

Точка зрения редакции не обязательно совпадает с точкой зрения авторов опубликованных материалов.

Рукописи не рецензируются и не возвращаются.

Материалы могут подвергаться сокращению без изменения по существу.

Ответственность за подбор и правильность цитат, фактических данных и других сведений несут авторы публикаций.

При перепечатке материалов ссылка на журнал обязательна.

                                
 
                      

Copyright MyCorp © 2017